yapet (yapet) wrote,
yapet
yapet

Проект «Черненко». Часть вступительная и первая.

Вероятно читатели журнала знают, что его автор по складу характера историк-исследователь, архивариус и интересуется скорее прошлым, а не будущим. Так вот примерно полгода назад меня крайне заинтересовала фигура Константина Устиновича Черненко, самого невидного из генеральных секретарей ЦК КПСС (на посту с 13 февраля 1984 по 10 марта 1985 года). Тем не менее одного из двенадцати, лежащих у Кремлевской стены прямо за Мавзолеем.



Долгое время не покидало ощущение, что биография «Кучера» гораздо интереснее, чем нам сейчас представляется. Начальник Общего отдела ЦК КПСС имел колоссальные возможности по работе с архивами и, скорее всего, этими возможностями пользовался, поэтому официальная биография скупа и содержит большие временные пропуски. Да что там говорить, если мы и сейчас не можем точно установить, сколько раз он например был женат?

В общем я потихонечку начну публиковать ту информацию, что мне удалось по объекту интереса найти. Исследование это долгое, частей планируется много десятков и очевидно, что не всем моим читателям будет интересно копаться в пыльном старье. Им я советую эти посты пропускать.

А вот люди любопытные, жаждущие информации не только в формате твита, вполне могут обогатиться массой полезных знаний.

Исторических исследований о Черненко не просто мало, а очень мало. В первую очередь это книга серии ЖЗЛ, написанная его помошником Виктором Прибытковым (скончался совсем недавно, 12 декабря 2020 года). Лестная и хвалебная песнь о честном партийце и прекрасном работнике, который подбирал себе отличных помошников (например таких как Прибытков :)).

Перестроечная еще книга Ильи Земцова (1989 г.), выпущенная в Лондоне и содержащая абсолютно бесцензурный и скептический взгляд на умершего генсека. Набита массой домыслов, но ценна именна своим непочтением и любовно собранной коллекцией слухов (как мы знаем слухи в СССР — один из самых достоверных и правдивых источников).



И раздел в книге Дмитрия Волкогонова «Семь вождей» (Черненко там вождь под номером 6). Ни черта там нет о биографии, но много личных впечатлений армейского пропагандиста о личности невзрачного первого лица СССР.

Кое-что ценное можно выудить и в периодической прессе.

В общем начнем рассказ мы с рождения и сегодня у нас часть вступительная, небольшой экскурс в историю родных мест будущего генерального секретаря.

Часть I. РОЖДЕНИЕ
Минусинский уезд, Комская волость...


«…Практически у всех партийных руководителей на протяжении всей советской истории была как минимум одна общая черта – всё это люди с зияющими пробелами в биографии, вылезшие на свои посты буквально из ниоткуда, из навоза и грязи землянок в каких-то богом забытых углах, где не то что приходских книг, даже огрызка карандаша никогда не было, чтобы записать имя новорожденного на клочке обоев, пропитанных кровью передавленных клопов».
https://moskovitza.livejournal.com/44383.html

Для понимания личности исследуемого всегда важна информация о месте рождения и историческом контексте. Согласитесь, что жизнь и судьба родившихся например во Львове в 1934, 1944 и 1954 году скорее всего различается самым кардинальным образом.

Что представляла из себя Енисейская губерния в 1911 году? Во-первых она входила в состав Иркутского генерал-губернаторства (генерал-губернатор — тайный советник, егермейстер Леонид Михайлович Князев), а во-вторых — при грандиозных размерах — сама делилась всего лишь на 6 административных единиц. Ачинский, Енисейский, Канский, Красноярский, Минусинский уезды и Туруханский край.

Хлопотную должность губернатора исполнял действительный статский советник Яков Дмитриевич Бологовский (местный уроженец).

Енисейцы имели и своего человека в Государственной думе (уже третьей по счету, созыва 1907-1912 гг.). В 1911 году им был сын золотопромышленника и кадет Востротин Степан Васильевич (занял вакансию в 1910 году, в связи со смертью предыдущего депутата-кадета Караулова).

И этот Василий Андреевич Караулов фигура исключительно интересная! Народоволец, в 1884 году арестован, Шлиссельбургская крепость, ссылка в Иркутскую губернию, затем под полицейский надзор в Красноярск, и вдруг в 1906 году помилован и уже в следующем — стал единственным из Енисейской губернии депутатом Госдумы.

Как можно понять из едкой заметки В.И. Ленина, это был борец за народное счастье «исправившийся», «сотрудничавший с администрацией»:

«…Новейшая «карьера» Караулова не возбуждает никаких сомнений. В 1905 году он выступал настолько открыто против революционеров, что избиратели провалили его на выборах в I и II Государственную думу. Неудивительно, что Витте хлопотал о восстановлении прав такого человека. Неудивительно, что Караулов встал в III Думе на одно из первых мест среди самых подлых контрреволюционных кадетов с вечной ханжеской фразой на устах…»
— В. И. Ленин // «Социал-демократ», 13 января 1911 года.

Интересующий нас Минусинский уезд занимал весь юг губернии, был велик (как и прочие здешние уезды, не говоря уже о легендарном Туруханском крае), и включал в свой состав даже одну административную субъединицу: Усинский пограничный округ (но это совсем на юге, на границе с монголами и сойотами).

Объединял 26 волостей, в том числе и Комскую. Всего в волости числилось 17.998 человек.

А помимо волостей, кстати, еще и две инородные управы (Абаканская и Аскызская) учитывались отдельно. И вероятно что и сам герой нашего повествования какие-то хакасские (или во всяком случае инородческие) корни имел. Тофаларскую кровь например приписывают его матери (подтверждающих документов нет).

Сама Хакасия и особенно Минусинская котловина — настоящая земля археологических памятников. Вот и рядом с местом рождения Константина Устиновича до сих пор можно увидеть впечатляющую Тесинскую (Шалаболинскую) писаницу.



Отчет археолога и этнографа Александра Васильевича Адрианова (1910 год).

«В начале августа я передвинулся в Минусинский уезд на реку Тубу к так называемой Шалаболинской писанице, уже известной в литературе. Писаница эта находится на отвесно спускающемся утесе правого берега р. Тубы, против села Тесинского между логами деревни Ильинки и р. Шуши. Протяжение утеса с этой писаницей почти 2 версты (2080 шагов). Это одна из огромнейших по протяжению писаниц, какие я только знаю. В настоящее время на протяжении писаницы встречаются длинные перерывы, которые объясняются производящейся здесь в последние годы массовой ломкой камня.

Часть писаниц, таким образом, уничтожена, а часть скрыта под осыпями из мусора и под землей.

Эта писаница, совершенно неправильно названная Шалаболинской (по с. Шалаболину, стоящему на р. Шуше верстах в 7, совсем в стороне), и которую правильнее назвать Тесинской, любопытна тем, что над нею работали в разные эпохи разные народности. Здесь я нашел одну монгольскую строчку в 46 см длиной, как бисером написанную черной краской. Нашел несколько (4) строк китайских иероглифов черной краской, три строки вырезанной рунической надписи из 36 знаков, 7 фигурных писаниц красною краской и, наконец, фигуры писаницы, сделанные путём оббивки и вырезки по камню. В этих последних я насчитал 616 фигур, из которых более 400 зарисованы мною, куда вошли все недоступные для эстампирования (так как находятся на отвесно стоящих стенах утеса на высоте 3—5 сажен).

С доступных же писаниц сделано 81 эстампаж и 23 фотографии.

Подавляющее большинство фигур — лоси, большею частью превосходно, мастерски сделанные. Есть тут и олени, коровы, немало лодок (всегда с большим числом людей), иногда оснащенных, есть медведи,козы, бараны, рыбы, птицы и т.д., и только человеку и коню во всех этих начертаниях отведено сравнительно скромное место, Да и изображались они не искусно.

Что касается лосей, оленей, то они изображены в различных позах, группами, иногда удивительно художественно. Очевидно, древний художник знал до тонкости нравы столь близких ему животных. Некоторые группы животных так хорошо и отчетливо сделаны, что ими и теперь постоянно любуются из года в год проплывающие на плотах крестьяне и поражаются массой вложенного в это дело труда. Руническая надпись находится среди огромных осыпей свеженаложенного камня. Нам удалось вынуть камень с двухстрочной надписью и отправить в Минусинск
».



Вот, кстати, любопытный момент. Ни на одной из карт — даже достаточно подробных — никакой Большой Теси-то нет. А ведь именно ее указывал как место рождения Черненко в анкетах. Нет ее и в подробнейшем «Адрес-календаре Енисейской губерни»и за 1911 год, а есть деревушки Тесь (Тесинская) и Малая Тесь (Малотесинская) на правом берегу Енисея, у впадения в него маленькой одноименной речки. Так что лукавил где-то Константин Устинович.

Насколько я понял всю эту запутанную историю, родился он в просто Теси (Тесинской), а «Большой» она уже возможно стала потом.

Расположение родного села будущего генерального секретаря ЦК КПСС с одной стороны было удачным (на крупной судоходной реке), а с другой стороны непростым. Почему? Да потому что и до уездного центра (Минусинск) 170 верст, и до губернского (Красноярск) примерно столько же.

Да, это глушь. Но выручала крупная транспортная артерия — Река Енисей.

Волостной центр — село Комское — хоть и имел 273 двора (773 лица мужского пола и 774 женского), но в принципе был «спутником» другого большого волостного села — Новоселово. Вот там и двухклассное сельское училище, и свое воинское присутствие (военкомат), и почтово-телеграфное отделение, и богадельня, и врач, в течение года проводилось две ярмарки.... Просто разные берега Енисея.

Обратите внимание, что на карте 1906 года отдельной Комской волости еще нет, она выделилась из Новоселовской позже.



В деревне Тесинской (будущей Большой Теси?), которое в ту пору иногда именовали и Тесьщель (111 дворов, 407 мужчин/420 женщин) выбор учреждений был гораздо скромнее: одноклассное училище, казенная винная лавка №154, хлебный склад. Даже церкви не было.

Но обращает внимание, что по данным за 1907 год жителей было 350 муж./376 жен. (и это вместе с Малой Тесью). То есть рост населения в первые годы XX века был велик и составлял 8-9% в год(!)

Записан факт рождения будущего генерального секретаря ЦК КПСС 11 [24] сентября 1911 года вероятнее всего в регистрационные книги Спасской церкви села Анаш священником Александром Евтихеевым. Нельзя исключить и учет в двух других окрестных приходах: комской Покровской церкви священником Петром Савенко или в новоселовской Петропавловской церкви священником Александром Тыжновым.

Вот что сообщает нам «Краткое описание приходов Енисейской епархии» (1916 год).



А именины в тот день были у Дидима (Дыдыма), Димитриана (Димитрия), Димитрия (Дмитрия), Диодора (Диора); можно было назвать ребенка и в честь Сергия (Сергея) и Германа, валаамских чудотворцев.

В первом осеннем месяце у Константина именины 19 сентября (2 октября) и, в принципе, они и являются ближайшими к дате рождения из важных (в тот же день они и у Федора и Давида, все в честь князей смоленских). Окрещён Константин Устинович то есть вполне по канону.

В 1967-1972 годах всех жителей Большой Теси (Тесинской) переселили в райцентр Новоселово, а саму деревню затопили при заполнении водохранилища Красноярской ГЭС. С тех пор начальник общего отдела ЦК КПСС стал человек без Родины. Во всяком случае без малой Родины.

Судьба его при том не уникальна. В результате масштабного преобразования природы с географическо-административной карты исчезло 132 населенных пункта (в том числе 3 райцентра), затоплено 120 тысяч квадратных километров сельскохозяйственных земель и переселено около 60-ти тысяч человек.

10 рублевая купюра образца 1997 года с плотиной Красноярской ГЭС.



Следующая история будет про отца и мать исследуемого. Благодаря архивам можно достаточно точно проследить, откуда и когда предки Константина Черненко в Енисейскую губернию попали.
Tags: История СССР, Проект «Черненко»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments